Оладушка
Чудны рабы твои, Господи...
20.02.2016 в 16:48
Пишет Yin:

Оригинал взят у [info]juliana в Речевая характеристика. Как разнообразить речь персонажа.


Люблю, когда литературные герои говорят ярким, оригинальным языком, всегда обращаю на это внимание при чтении книг и стараюсь разнообразить речь своих персонажей. В моем файлике «Речевая характеристика» набралось уже немало примеров и приемов, которые используют в своих книгах писатели. Решила их упорядочить и написать для себя памятку по речи персонажей. Может, кому-то тоже пригодится?


Образ героя художественного произведения складывается из множества факторов – это и характер, и внешность, и профессия, и увлечения, и круг знакомств, и отношение к себе и окружающим. Один из главных – речь персонажа, в полной мере раскрывающая и внутренний мир, и образ жизни. Образ авантюриста Остапа Бендера неотделим от его афористичной, изобилующей остротами речи. Парадоксальность высказываний лорда Генри в «Портрете Дориана Грея» - отражение его ума, неординарности, образованности и цинизма. Из современных писателей к мастерам речевых характеристик можно отнести Бориса Акунина. Первая глава романа «Ф.М.», написанная от лица уголовника, резко контрастирует с тем утонченным литературным стилем, к которому привык читатель фандоринского цикла:

Главное, не хотел его мочить. Реально не хотел. Думал, подскочит сзади, когда Ботаник в тачку полезет (в тачку он, в смысле Ботаник, влезал по-уродски, башкой вперед, с откляченным задом), и тогда он, в смысле Рулет, подлетит, рванет у него, в смысле у Ботаника, папку – и ноги. А тот вцепился насмерть. Ну и что было делать?
Короче, тухляк вышел полный.


Талантливо созданная речевая характеристика героя – украшение художественного текста и важный штрих к портрету персонажа. Умелое использование речевых характеристик – один из инструментов профессионального литератора. И нет ничего скучнее героев разного возраста, разного рода занятий и темпераментов, которые говорят одинаковым языком.

Есть два способа создания речевых характеристик: косвенный – посредством авторских ремарок и атрибуции диалогов, и прямой – в речи персонажей. О нем-то и поговорим. Но для начала определимся, какие возможности открывают перед писателем речевые характеристики.

Функции речевой характеристики

1. Характеризующая - чтобы лучше раскрыть образ героя, его индивидуальность, подчеркнуть какие-то черты характера или принадлежность к определенной группе (профессиональной, этнической, социальной), особенности воспитания.

Через изменение речевой характеристики персонажа можно показать изменения в характере и в образе жизни героя.

Ср. реплики Мартина Идена в начале и в конце романа.

Моряк Мартин при первом разговоре с аристократкой Руфь:

- Верно, я не хилый, – сказал он. – Меня с копыт не сковырнешь, я и гвозди жевать могу. А вот сейчас никак не переварю, чего вы говорите. Не по зубам мне. Не учили меня этому. Книжки я люблю, и стихи тоже, и читаю всякую свободную минутку, а только по вашему отродясь про них не думал. Потому и толковать про них не умею. Я вроде как штурман – занесло невесть куда, а ни карты, ни компаса нету. Надо мне сориентироваться. Может, укажете, куда держать путь? Вы то откуда узнали все это, про что рассказывали?

Мартин, ставший известным писателем, разговаривает с Руфь, к тому времени - его бывшей невестой:

- Почему ты не решилась на это раньше? – резко спросил он. – Когда у меня не было работы? Когда я голодал? Когда я был тот же, что теперь, – как человек, как художник, тот же самый Мартин Иден? Вот вопрос, над которым я бьюсь уже много дней, – это не только тебя касается, но всех и каждого. Ты видишь, я не изменился, хотя меня вдруг стали очень высоко ценить и приходится все время напоминать себе, что я – прежний. Та же плоть у меня на костях, те же самые пальцы на руках и на ногах. Я тот же самый. Я не стал ни сильнее, ни добродетельнее. И голова у меня все та же. Я не додумался ни до единого нового обобщения ни в литературе, ни в философии. Как личность я стою ровно столько же, сколько стоил, когда никому не был нужен. А теперь чего ради я им вдруг понадобился, вот что непостижимо. Сам по себе я им наверняка не нужен, ведь я все такой же, как прежде, когда не был им нужен. Значит, я нужен им из за чего то еще, из за чего то, что вне меня, из за того, что не я! Сказать тебе, в чем соль? Я получил признание. Но признание– вовсе не я. Оно обитает в чужих умах. И еще я всем нужен из за денег, которые заработал и зарабатываю. Но и деньги – не я. Они есть и в банках и в карманах первого встречного. Так что же, из за этого я тебе теперь понадобился – из за признания и денег?


2. Выделительная - чтобы сделать образ запоминающимся, выделить на фоне других.

3. Сравнительная – используется для сопоставления или противопоставления героев.
Яркий пример противопоставления – первая глава романа «Мартин Иден» Джека Лондона, в которой грубоватый моряк Марин попадает в благородное семейство

– Да… благодарю вас, – сказала Руфь. – Суинберн потерпел неудачу потому, что ему все же не хватает… тонкости. Многие его стихи не следовало бы читать. У истинно великих поэтов в каждой строке прекрасная. правда и каждая обращена ко всему возвышенному и благородному в человеке. У великих поэтов ни одной строки нельзя опустить, каждая обогащает мир.
– А по мне, здорово это, что я прочел, – неуверенно сказал Мартин, – прочел то я, правда, немного. Я и не знал какой он… подлюга. Видать, это в других его книжках вылазит.
– И в этой книге, которую вы читали, многие строки вполне можно опустить, – строго, наставительно сказала Руфь.
– Видать, не попались они мне, – объяснил Мартин. – Я чего прочел, стихи что надо. Прямо светится да сверкает, у меня аж все засветилось в нутре, вроде солнце зажглось, не то прожектор. Зацепил он меня, хотя, понятно, я в стихах не больно смыслю, мисс.


4. Психологическая – раскрывает эмоциональное состояние героя. Например, заикание у Фандорина, которое исчезает в момент наивысшего волнения.


Приемы создания речевой характеристики персонажа :


Лексические и стилистические – выражаются в выборе речевых средств. Уже сам выбор слов может стать отличительным признаком персонажа, его «изюминкой», подчеркнет особенности воспитания или профессиональную принадлежность.

Например, Мишель, героиня романа «Желтый свитер Пикассо» Марии Брикер(), выросла в Париже, но по желанию своей русской бабушки учила русский язык. Чтение русских классиков наложило на ее речь отпечаток старины, что особенно проявляется в тех сценах, когда Мишель попадает в Москву и сталкивается с современной русской речью.

- Какими интересными речевыми оборотами ты изъясняешься и как странно склоняешь слова, - сказала она после паузы.
- Чего? – оторопел Клим.
- Прошу тебя не удивляйся, мой милый друг Клементий. Тебе придется меня простить - в русском языке я немного старомодна. По настоянию моей консервативной тетушки я учила язык по дореволюционным учебникам, а совершенствовала, читая в оригиналах произведения русских классиков. Посему я имею серьезное убежденье, что мне не достаточно полных современных знаний. Я хочу сказать, что не всегда до конца понимаю собеседника. Но я постараюсь исправиться, - искренне улыбнулась Мишель, деловито залезла в рюкзачок, достала оттуда небольшую яркую книгу и с гордостью продемонстрировала ее Климу. Он взял книгу и повертел в руках - на титульном листе значилось, что это словарь молодежного сленга.
- Господи, где ты взяла эту мерзость? – пролистав несколько страниц, не удержался от комментария Клим.
– Купила перед вылетом. Продавец уверил меня, что в этой книге собраны самые актуальные выражения и слова, имеющее хождение в молодежной среде! – обижено заявила Мишель. Девушка забрала словарь обратно и бережно сунула его в рюкзачок. Ну правильно, Иван Аркадьевич его предупреждал, что к Мишель так и липнет дерьмо. Или наоборот? - Мишель липнет к дерьму. Неважно. Короче - все плохо. Но раз хочет изучать сленг и засорять им «великой и могучий», пущай изучает. Ему-то какое дело. Он даже готов поспособствовать.
- Ну что, клюшка, погребли до хазы, - фамильярно заявил Клим, бесцеремонно хлопнул мадмуазель Ланж по попке. – Щас тебя на постой определю. Перекантуешься до выставки. Что остолбенела? Же ву при… - склонился в легком реверансе Клим, глядя в сконфуженное личико наследницы миллионов.


Возможные лексические средства создания речевой характеристики персонажа :

1. Слова-маркеры. Герой неоднократно употребляет какое-либо слово или фразу, которые начинают ассоциироваться с ним. Основная функция – придать индивидуальность речи героя.

2. Слова-паразиты: «значить», «такие дела», «ну», «такой», «как бы». Передает косноязычие и ограниченный лексикон персонажа. Как правило, используется для комического эффекта при создании образов второстепенных персонажей, т.к. перебарщивать с этим приемом не стоит.

Например, слова «значить» и «это самое» - неотъемлемая часть речи бомжа Сидора в фентезийном романе «Вечный странник» Ирины Сербжинской

- Газеты читаешь? – спросил Сидор.
Серега отрицательно мотнул головой.
- А чего ж ты, значить, не читаешь? Ты читай… На дебаркардере-то вчера ночью пивная дискотека проводилась, это самое. Бутылок-то, значить, много осталось. Отлично, это самое, заработать можно.


3. Шутки и прибаутки. Используются при создании образов веселых, неунывающих героев или назойливых шутников.

Например, в том же «Вечном страннике»: отличительная особенность речи обаятельного сисадмина Никиты – забавная рифмовка к словам. Типичные для него фразы в течение книги:

- Годы-шмоды! Какая это у тебя личная жизнь?
- Список-шмисок… Лучше сон рассказывай!
- Мысль-шмысль… Выкладывай!
- Море-шморе… Не знаю, я в баре сижу.


4. Афористичность. Как правило, в речи главного героя, который является проводником мыслей самого автора. См. Остап Бендер в «12 стульях», Чацкий в «Горе от ума», Маленький Принц у Сент-Экзюпери.

5. Парадоксальность речи. Герой – либо проводник идей автора, либо его оппонент. Парадоксальность речи подчеркивает неординарность личности. Яркий пример – лорд Генри, герой романа Оскара Уайльда «Потрет Дориана Грея». Почти каждая фраза лорда Генри – парадокс, с которым хочется поспорить. Например:

Единственная разница между мимолетным капризом и вечной любовью заключается в том, что каприз длится дольше.

6. Чистота речи: герой говорит подчеркнуто правильным литературным языком. Этот способ используют, чтобы подчеркнуть хорошее образование и воспитание героя. Такому герою обычно противопоставляются носители всевозможного слэнга или деревенские тетушки.

7. Слэнг – молодежный, воровской и т.д. Подчеркивает принадлежность героя к определенной социальной группе или его чужеродность другой компании. Широко применяется во всех жанрах для создания колорита при описании определенной тусовки или для комического эффекта.

Например, разговор двух братков из романа «Копия любви Фаберже» Ольги Тарасевич ():

- Волчара, кореш, ты живой? Волчара… Ты прости, я понял, что кто-то из тех, с кем тренировался, меня сейчас вырубит. Вмазал на автопилоте, ты прости. В натуре ведь, не хотел… Волчара… Я ж тебя на зоне грел (сноска - поддерживал), дачки (сноска - передачи) посылал. Ты часто книги у братвы в малявах (сноска - записках) просил, так я зайду в библиотеку, волыну бац на стол – мне все и давали. А потом вертухай сжалился и сказал, что на день раньше ты откинулся.

8. Профессионализмы. Подчеркивают принадлежность героя к определенной профессии. Авторами этот прием используется так же для противопоставления героев разных кругов, когда герои говорят на разных языках и не понимают друг друга.
Например, у Алекса Экслера в «Записках невесты программиста»:

- У тебя отец, - опять спрашивает Сергей, - под мастдаем работает?
- Не-а, он под министерством обороны.


Профессионализмы также подчеркивают увлеченность героя профессией. В этом случае герой часто пытается подвести окружающую реальность под привычную ему среду: программирование, дизайн и т.д., проводит аналогии.

9. Научная речь. Подчеркивает принадлежность героя к научным кругам, увлеченность наукой. Обычно используется в отношении второстепенных героев, чтобы не нагружать повествование.

Например, профессор-египтолог в детективе «Ожерелье Атона» Ольги Тарасевич():

- Тимофей Афанасьевич, вы же мне сами вчера рассказывали миф об этой богине. Не помню, как ее там звали.
- Да, рассказывал. О супруге Осириса Исиде. Чудесный миф, один из моих самых любимых. Мифология, кстати, очень часто ложилась в основу народных сказок. В частности, мифологический конфликт между Сетом и Гором нашел свое отражение в народной сказке о Правде и Кривде.
- Профессор! Оставьте ваши мифы! Скажите честно: это ваших рук дело?


10. Канцеляризмы. Обычно используют для создания образа отрицательных героев, строгих начальников, вся жизнь которых посвящена работе. Яркий пример - управдом Бунша в пьесе Булгакова «Иван Васильевич».

Бунша. Неимоверные усилия я затрачиваю на то, чтобы вносить культуру в наш дом. Я его радиофицировал, но они упорно не пользуются радио. (Тычет вилкой в штепсель, но аппарат молчит.) Антракт. (Стучит в дверь Тимофеева.)

11. Диалектизмы и речь представителей разных народностей. Например, украинская или белорусская речь, еврейское словечко «таки», кавказское «вах!» часто используются для создания комического эффекта в описании «зарубежных» персонажей.

12. Устаревшие слова. Используются, как правило, чтобы подчеркнуть возраст пожилого персонажа или для создания комического образа.

У Иоанны Хмелевской в романе «Все красное»
есть полицейский-переводчик: «его польский был весьма оригинальным. Он неохотно расходился с принятой у нас повсеместно грамматикой и почему-то сразу заставил вспомнить Библию».

Первый вопрос был задан приятным, доброжелательным тоном, причем в голосе полицейского явственно слышался живой человеческий интерес
- Воистину на вечеря было человецех яко песку морского?
Мы дружно вытаращили глаза…
- Да что же это значит? – не выдержал Павел.
- Думаю, он просто интересуется, сколько нас было, неуверенно предположила я.
- Да, - с благодарностью кивнув мне, подтвердил полицейский. – Аз глаголю – сколько штука вкупе?
- Одиннадцать, - вежливо ответил Лешек.
- Кто суть оные?


Или:

- И стало так! – торжественно возгласил господин Мульдгорд, положив трубку. – Светоч истины утвердил наши чаяния, ибо яд был еси во граде винном. Инъекция, тонки иглиште. Малая толика лежаху на ложе подле десница особа неживая. И там был яд. Особа неживая вкусиху два града винных, четыре овощ на блюдо был исполнен яд. Вкупе – шесть овощ, поелику на сам верх возлежаху особо. Другой овощ не исполнен.
- Ради Бога, объясните, что он такое говорит, - попросила побледневшая Зося.
- Что кто-то с помощью шприца впрыснул яд в виноградины, которые в количестве шести штук лежали небольшой кисточкой наверху, отделенные от большой грозди, помнишь? – перевела я, тоже немало потрясенная.


13. Иностранные слова. Обычно употребляются в речи иностранцев, говорящих на русском языке вперемешку с родным, или в речи молодежи, чтобы подчеркнуть увлечение Западом.

14. Ошибки в речи русскоговорящего иностранца. Необходимы для создания образа иностранцев со слабым владением языка. Если персонаж не комедийный, дело ограничивается неправильными склонениями, падежами и спряжениями. Для создания комического эффекта авторы обыгрывают неправильное употребление значения слова.

Например, в романе Арины Лариной «Муж для девочки-ромашки»
ошибки начальника-австрийца создают комедийную ситуацию:

- Я хочу вас есть. – Рельке перешел на русский язык, приведя Надюшу в состояние ступора.
- Есть вас хочу? – перестроил фразу Рельке и обиженно поджал губы.
- Да уж, - неопределенно протянула Надежда и поощрительно растянула губы в виноватой улыбке.
Если он употреблял глагол «есть» как немецкое ist, то есть в значении быть, иметься, то… Что? Он хочет ее быть? Иметь?
Тут Надя залилась краской и кхекнула, смущенно отвернувшись.
«Это вряд ли. Тогда что? Баран австрийский! Что тебе надо?»
- Я приглашаю вас на ужин. – Рельке перешел на немецкий и тоже покраснел.


15. Уменьшительно-ласкательные словечки. Обычно характеризуют доброго, ласкового героя или лицемерного, злого и завистливого, чтобы подчеркнуть его двуличность.

16. Иносказания. Герой говорит намеками и загадками. Как правило, этот прием используют для создания колоритного второстепенного персонажа, так как перегружать иносказаниями текст не стоит.

17. Сказительность. Герой говорит в манере русских народных сказок. Обычно прием используют в славянском фэнтези. В современных романах – как эпизодическое средство для стилизации речи персонажа с комическим эффектом.

Другие приемы создания речевых характеристик: интонационные, фонетические, синтаксические, психологические.


Скорость речи – медленная, стандартная, быстрая. Обычно иллюстрирует темперамент героя – холерический или меланхолический.

Громкость речи. Герой говорит чуть слышно, шепчет или, наоборот, громко, кричит. Используется как средство психологической характеристики героя, выражение его темперамента или минутного настроения.
Например, героиня романа «Маскарад» Терри Пратчетта
говорит фразами, каждая из которых заканчивается восклицательным знаком.

- Меня зовут Кристина!! – представилась она. – Ну разве не здорово?!
И голос у нее был из таких, что превращают каждую фразу в восклицание. Как будто ей в горло ввинтили взволнованно пищащую машинку.
- М-м, да, - туманно ответила Агнесса.
- Этого момента я ждала столько лет!!


Дефекты речи: акцент (многочисленные персонажи грузины-армяне-китайцы), заикание (Фандорин). Акцент часто используют в речи второстепенных персонажей для создания комического эффекта. Заикание обычно признак слабого, жалкого, трусливого героя. Дефект речи выдает дефект личности. Почти никогда дефекты речи не используют в описании положительных и главных героев. Фандорин – исключение, и исключение оправданное: его заикание – ключ к прошлому и к пониманию его характера.

Особое построение фраз. Обычно подчеркивает индивидуальность героя, его противопоставленность всему миру. Яркий пример – не литературный, а киногерой – магистр Йода из «Звездных войн».

Повторы. Их используют для придания индивидуальности второстепенным персонажам и их психологической характеристики.
Например, Ада, героиня иронического романа Анны Богдановой «Самый скандальный развод», постоянно повторяет последнее слово предложения.

- Я так счастлива, что разыскала тебя, так счастлива, счастлива, - эхом раздавались ее слова. – Но я не ожидала, что ты та безвкусно одеваешься!.. Полная безвкусица, полная, полная! Нужно, чтобы все, что на тебе надето, было одного цвета, а не таким разноперым, разноперым, разноперым! Ну, не переживай так, я займусь твоей одеждой и вкусом, не переживай, не переживай, - она говорила без остановки, повторяя по нескольку раз одно и то же слово.

Рифмовка. Герой говорит стихами или определенным стихотворным размером. Обычно – для создания комического образа увлеченных, но бесталанных рифмоплетов.

Болтливость и молчаливость. Эти качества персонажа подчеркивают, когда хотят противопоставить его в разговоре собеседнику. Болтуны – обычно эпизодические герои, вроде бабулек-свидетельниц в детективах или назойливых тетушек в иронических романах, персонажи поверхностные и пустые. Молчуны – загадочные персонажи, которые не выдадут, что у них на уме ни словом, ни делом. Болтливость и молчаливость в речи главных героев может быть использована эпизодически – как реакция на стресс.

Ну вот как-то так. :)

Не претендую на научность и строгость классификации, но жажду продолжить список и дополнить его новыми интересными примерами. Кто чем поделится? Какие герои литературы запомнились вам своей яркой речью? Какие приемы создания речевых характеристик используете сами в своих книгах?

URL записи

@темы: Пописухинство, нЕ-моё